Александрия - мой город!
 
 
 

Книга Федора Николаевича Мержанова

Александрия до Октябрьской революции 1896-1919 годов


г. Александрия
март 1962 год

Вместо предисловия

За прошедшие полстолетия Александрия настолько изменила свой внешний облик, что невольно вспоминаются слова из давно забытой песни «..где эта улица, где этот дом…». Пройдет еще несколько десятков лет и восстановить в памяти прошлое будет уже значительно труднее. Вот почему у меня родилось желание зафиксировать наш город в том виде, каким он был полвека тому назад.
Приступая к этим запискам зимой 1961-1962 года, я окончательно убедился, насколько ненадежна людская память. Принято почему-то считать, что старики помнят прошедшее значительно лучше, чем сравнительно недавние события. Это не совсем верно: из одного и того же отрезка времени некоторые моменты память сохранила четко, иные же совершенно стерлись. Для уточнения дат некоторых событий, я обращался к старожилам, но зачастую получал неутешительные ответы: «я не знаю» или «не помню» или «знал, да забыл».
Прибегать к домыслам или фантазировать не позволяет совесть. Да и смысла в этом нет. Задача моя состоит в правдивом изображении прошлого, каким я его видел своими глазами. Это я и сделал, насколько сумел и смог, пользуясь личными воспоминаниями и, где надо, официальными документами.

Ф.Н. Мержанов


Фотографии размещенные в книге в качестве иллюстраций очень плохого качества. Поэтому я просто дам ссылки на разделы где можно посмотреть их отреставрированные и с комментами.

Открытки с видами дореволюционной Александрии

Альбом Сокальского

Картинки с выставки

Фотографии из старых альбомов


Общий облик и быт старой Александрии

До Октябрьской революции наш город имел совершенно иной вид. Небыло многоэтажных зданий, круп¬ных магазинов, асфальтовых мостовых и тротуаров. Только кварталы нескольких центральных улиц были вымощены булыжником да кое-где были тротуары из цементных плит. Как исключительная редкость, красовался тротуар из метлахских плиток у нынешних зданий онкологического диспансера, принадлежав¬ших когда-то купцу Штромбергу.

В общем, Александрия представляла из себя типичный уездный украинский город, утопавший в зелени садов, а временами – в черноземной грязи. Тротуары повсюду, за исключением только Октябрьской улицы, были узенькие и от проезжей части улицы ограничивались акациями и специальными столби¬ками. Заборы большей частью были сплошные и высокие, чтобы с улицы не видно было, что делается во дворе. На улице у калитки вкопана скамейка, на которой по праздникам и в свободные вечера «гуляли» и грызли семечки прислуги, а то и досужие домохозяйки, рассматривая и осуждая прохожих и собирая ме¬стные новости и сплетни.
До 1900 года нумерации домов не было. В актах купли-продажи недвижимого имущества вместо номера владения указывались фамилия соседних владельцев, а в почтовых адресах номер заменялся словами «собственный дом» или «дом такого-то»; если адресат жил на квартире. В основном люди жили там, где когда-то поселились их прадеды на своих обширных усадьбах, иногда размером больше гектара. Иначе говоря, город состоял из старожилов.

Домашних почтовых ящиков не существовало, почтальоны знали адресатов даже по имени и отчеству и корреспонденцию разносили по дворам всегда вооруженные палками от собак.

Для театральных афиш и административных объявлений на углах улиц были установлены деревянные тумбы, имевшие трехгранную или цилиндрическую форму, вращающиеся вокруг своей оси, а потом поя¬вились тумбы цементно-бетонные завода Шейна.
Розничная продажа газет осуществлялась на центральных улицах через подростков, звонко выкрикивав¬ших названия газет: «Новое время», «Голос Юга», «Современное слово» и пр.

В то же время Александрия была крупным уездным центром, охватывающим тридцать шесть волостей с населением 379 тысяч человек и площадью около девяти тысяч километров (данные 1896 года). В состав уезда входили ставшие ныне самостоятельными районами Знаменка, Новая Прага, Аджамка, Елизавет¬градка, Новгородка, Петрово, Онуфриевка, Красная Каменка.

В уезде было множество крупных, средних и мелких помещиков и землевладельцев. Часть из них посто¬янно проживала в Александрии в собственных капитальных домах и представляла собой местную аристо¬кратию.

Помещиков, владевших более одной тысячи гектаров, было в уезде около восьмидесяти человек. Наибо¬лее крупными были: граф Толстой Михаил Михайлович, имевший в Онуфриевском районе 11735 десятин земли и действительный статский советник Кефала Михаил Александрович, имевший в Братолюбовской волости 1004(?)0 десятин.

Богатые помещики сами хозяйством не занимались, а отдавали земли крупным арендаторам, которые в свою очередь отдавали ее в аренду по частям. Некоторые сами вели хозяйство и постоянно проживали в своих имениях, а были и такие, которые, не довольствуясь доходами от земли, наживались еще и на побочных пред¬приятиях. О такой категории помещиков красноречиво свидетельствует сохранившийся с 1844 года до-кумент, написанный на гербовом бланке хорошим писарским почерком и подписанный полупечатными, полупрописными буквами самой помещицей:

«В Александрийское уездное Казначейство
помещицы Штабс-ротсмитрши Давидовой

Требование

Прошу оного казначейства на продажу вина на 1845 год на шинок, состоящий в имении в деревне Дави¬довке отпустить за прилагаемые пять рублей серебром под расписку мою установленные свидетельства.

Декабря дня 1844 года. Помещица Давидова».

Возникновение города

Возникновение нашего города относится к середине 18-го века, а уездным городом Херсонской губернии он сделан в 1806 году.
Прародителем Александрии было зимовье казака Уса, от прозвища которого и произошло первоначальное название поселения – «Усовка».
В выписке из «Подворной переписи Александрийского уезда 1886 года» отд.1 стр. 27 значится так: «г. Александрия с предместьями: Березовка, Головков и Бойков куты (Натягайловка). Время возникновения поселений – в начале 18 века зимовье запорожца Уса. По смерти его поселение увеличилось беглыми раскольниками из Великороссии и православными, бежавшими от унии из Польской Украины. Поселение начало называться «Усовка» или «Усиковка».

«По водворении сербов в 1755 году Усовка стала штабом Пандуровского, а затем Желтого полка и начала называться «Беча» или «шанец Бечея» и была укреплена земляными окопами. В январе 1769 года окрестности были уничтожены татарами, но шанец устоял.
С 1784 по 1795 год поселение стало называться Александрией – уездным городом Екатеринославского наместничества. В 1795 году, по неудобству и невыгоде положения, уезд перенесли в Крылов (Новогеоргиевск), а Александрия переименована в казенное село «Усовку».
В 1805 году уезд возвращен в Усовку и поселение стало уездным городом «Александрия Херсонской гу¬бернии».

Александрией город назван в честь императора Александра 1-го, царствовавшего с 1801 по 1825 год.

С течением времени поселение разрасталось и отдельным его участкам присваивались свои наименова¬ния: так, например, участки по правому берегу Ингульца, по дороге на Новую Прагу, назывались: слева от дороги – Бойковым кутком, а справа – Головковым кутком.
Названия эти произошли от прозвищ первых там поселенцев и настолько укрепились, что и теперь по¬рою можно услышать в разговоре эти названия.

Участок по правому берегу реки Березовки так и назывался «Березовкой», а теперешняя улица 20-летия Октября до революции официально называлась «Березовской».

Район города к северу от первой городской поликлиники назывался «Бесарабией», а район к северу от Пожарного депо – «Брехайловкой» и был густо заселен еврейской беднотой.

На месте нынешнего двухэтажного здания, в котором помещается Районный Комитет КП Украины, была небольшая площадь, на которой собирались скотские базары. Этот район и вся его южная часть называ¬лась «Первым номером».

Название это возникло со времен Аракчеевских поселений, когда пресловутая казенная нумерация заме¬нила живые названия.
Район к югу от улицы Фрунзе назывался в просторечии «Озерным краем» и не был заселен. Там находи¬лись только казармы стоявшей много лет в Александрии 34-й Артиллерийской бригады. Озерным же этот район назывался ввиду того, что там находилось несколько никогда не высыхавших озер-болот, в кото¬рых берложились свиньи – принимали грязевые ванны, насытившись сочными бурьянами, в изобилии покрывавшими нетронутую целину.

Недалеко от казармы, на пустыре был плац, на котором происходили учебные занятия артиллеристов. Постоянными наблюдателями занятий были ребятишки школьного и дошкольного возраста. Забавно было наблюдать ружейные и сабельные приемы в сражениях с мнимым неприятелем: рубка лозы, удары штыком и прикладом по соломенному чучелу, скачки через барьеры и прочее. Особый интерес представляли так называемые «ножницы». Это поистине цирковой трюк, состоящий в том, что всадник на полном скаку мгновенно менял положение, пересаживаясь спиной к голове коня. Учения никогда не проходили благополучно: рубя лозу, солдат, вследствие неточного движения, срубал коню половину уха или при скачке через барьер конь неожиданно останавливался и всадник летел через голову. В результате неудачи, всадник тут же получал зуботычину. Особенно щедро зуботычины раздавались на занятиях так назы¬ваемой «словесности». Полуграмотный, а зачастую вовсе неграмотный солдат обязан был знать назубок состав своего начальства, весь царствующий дом, а также врагов внешних и внутренних, причем к внут¬ренним врагам относились «поляки, студенты и жиды».

Площади

Нынешняя площадь Октябрьской революции занимает в основном территорию бывшей Соборной пло¬щади. Геометрическим центром ее была точка пересечения Октябрьской и Красноармейской улиц. После реконструкции города центр площади переместился несколько южнее ввиду того, что значительная часть северной ее стороны теперь застроена.

В центре Соборной площади стояло монументальное здание собора, именуемого Успенским в честь ус¬пения (кончины) Богородицы. Внутри стены были расписаны богомазами изображениями святых вели¬комучеников и эпизодами из священной истории Ветхого и Нового Завета: особое внимание привлекало изображение «Страшного Суда», на котором грешники подвергались адским мукам за несоблюдение де¬сяти заповедей. Роль палачей выполняли ярко-красные черти с рогами и хвостами. Изображение это снято в конце 19-го века.
Собор был окружен металлической, на каменном фундаменте оградой.

В пределах ограды находилось добротное здание церковно-приходской школы с трехлетним курсом обу¬чения.
Соборная площадь являлась центральным торговым местом города, почему и называлась Базарной. По воскресеньям и в базарные дни (среда и пятница) сюда сходились жители предместий и съезжались кре¬стьяне из близлежащих сел с продуктами своего сельского хозяйства. Розничная торговля производилась на северной стороне площади, то есть, ближе к центру города, в деревянных лавочках, на столах под на¬весами и без навесов и просто на земле. Оптовая же торговля шла на южной стороне, которая называлась «привозом». Здесь дары природы продавались целыми возами.

Вокруг площади находилось два десятка больших каменных амбаров крупных скупщиков зернохлеба.

Все это было опоясано кольцом магазинов и жилых домов, население которых, в большей или меньшей мере было причастно к коммерции.
Площадь имени Кирова официально называлась Провиантской площадью, но называли ее Покровской, в соответствии с названием находившейся на площади церкви «Покрова Богородицы».

На этой площади происходили конские ярмарки. Самая крупная ярмарка была приурочена к празднику «Покрова» – 1-го октября, когда в основном были закончены все сельскохозяйственные работы. Тяну¬лись ярмарки целую неделю и внесли большое оживление в жизнь города и уезда.

Площадь имени Дзержинского представляла пустырь, на котором паслись свиньи и козы. В летнее время ежедневно ранним утром по Первомайской улице проходило стадо коз голов 100-120. Формировалось оно на Брехайловке и оттуда двигалось по Первомайской улице на площадь Дзержинского, на выпас. Впереди важно шествовал бородатый козел-вожак, время от времени деловито озираясь по сторонам и оглядывая следовавшее за ним беспорядочным строем шумное стадо. Для полного порядка стадо сопро¬вождали двое подростков, вооруженных длинными хворостинами. С заходом солнца стадо возвращалось в том же порядке по домам на Брехайловку.

На месте школы № 2 им. Горького стояла деревянная церковь «Николаевская» – первая из церквей го¬рода.
Здание, где теперь кинотеатр 1го Мая, а также трехэтажное здание во дворе, были заняты еврейскими синагогами.
На месте нынешнего стадиона и Лугопарка был заливной луг, на котором паслись стада гусей.
На правом берегу Ингульца, где кирпичный завод №1, кроме кирпичного был и пивоваренный завод Лю¬бирского, вырабатывавший отличное пиво двух сортов: светлое и темное (бархатное).
На углу улиц Дибровы и Шевченко, в доме, где сейчас находится редакция газеты «Ленинский прапор», была типография Райхельсона. Кроме типографии Райхельсона, в городе было еще три небольших типо¬графии: Туровского, Фонберга и Сальмана.
В здании нынешней типографии находился клуб «Дворянского собрания».
В здании, где теперь помещается Дворец Пионеров, ранее были в нижнем этаже магазины: аптекарский – Мошкович, обувный – Теплицкого и мануфактурный – Пинкуса. На верхнем этаже была гостиница «Гранд отель», а во дворе находился заезжий (постоялый) двор – Янова.
По улице Дибровы, где теперь помещается Горсобес, находился цементно-бетонный завод Шейна, выра¬батывавший плитки для тротуаров, кольца для колодцев, тумбы для афиш и пр. Изделия эти можно видеть в городе и сегодня.

Название улиц

m01

Красноармейская улица до революции именовалась Абазинской. Происхождение ее названия помогла расшифровать находившаяся на первом городском кладбище мраморная надгробная плита с надписью: «Здесь покоится прах Сундман, урожденной Абаза».
На юго-западном углу Красноармейской улицы при пересечении ее улицей Семашко стоит большой, в восемь окон по фасаду дом. По свидетельству старожилов, владельцем этого дома был богатый и влиятельный гражданин города по фамилии Абаза, в честь котрого и названа улица. Со временем Абазы не стало, дочь его вышла замуж за некоего Сундмана и большой, по тому времени дом стал называться домом Сундмана.

В последних годах прошлого столетия дом Сундмана славился тем, что в нем находился говорящий попугай, клетка с которым висела у одного из окон, выходящих на улицу. В душные летние вечера хозяева открывали в доме окна, а сами переходили на веранду, выходящую во двор к вечернему чаепитию. В это время у окна с клеткой собиралась толпа детей и подростков, а иногда и взрослых бездельников и занимались разговором с диковинной птицей. У одного из бездельников явилась гнусная идея обучить попугая сквернословию. Попугай оказался способным учеником и быстро научился произносить непри¬личные выражения к потехе одних и смущению других слушателей. Кончилось лето, хозяева перешли на зимнее положение, не подозревая, что попугай за лето получил свое образование. В один из долгих осен¬них вечеров попугай неожиданно в присутствии гостей вспомнил летние уроки и заговорил по-уличному. Окончилось дело печально – за свое красноречие попугай поплатился жизнью.

Примечания

1. Ул. Ленина – Казначейская; в одном из зданий, занимаемых теперь Милицией, находилось казначей¬ство. В конце прошлого века оно перенесено в новое здание на углу Первомайской и Октябрьской улиц, где находится и сейчас под вывеской «Госбанк».
2. Пролетарская – Николаевская; на месте нынешней школы имени Горького стояла в 1759 году Никола¬евская церковь.
3. Ул. Шевченко – Центральная; когда наш город состоял из трех улиц, расположенных вдоль реки, то эта улица, как средняя между двух, и была названа Центральной.
4. Октябрьская – Соборная; названа в честь находившегося на ней собора.
5. Ул. Семашко – Ярмарочная; эта улица вела на ярмарки, периодически собиравшиеся на пустыре, где теперь находится колхозный рынок.
6. Ул. Землячки – Кладбищенская; с этой улицы был вход на первое городское кладбище.
7. Первомайская – Почтовая; на южной стороне квартала между улицами Калинина и Горького находилась почта.
8. Ул. Свердлова – Бульварная; нынешний «Садик» между улицами Шевченко и Ленина до революции на¬зывался «бульвар»: к нему вела эта улица.
9. Ул. Энгельса – Молдованская: на ней жило несколько семейств молдаван.
10. Санитарная – Грязная: улица была действительно грязной, место это низменное и после дождей на¬долго задерживалась влага.
11. Пер. Шевченко – Цыганская улица; жили там потомки, когда-то бродячих, а впоследствии осевших цыган.
12. Ул. 20-летия Октября – Березовская: главная улица «Березовки», как называлось тогда предместье города.

Тюрьма и арестный дом

Улица Луначарского носила название Тюремной потому, что она упиралась в высокую стену тюрьмы, стоявшей на восточной стороне Октябрьской улицы – в то время это место было уже за чертой города, – тюрьмы, как и кладбища, располагались за чертой города. Много пребывало там уголовных и политиче¬ских узников, а во время немецкой оккупации туда сгоняли молодежь перед отправкой в Германию на каторжные работы.

Нынешняя улица Тельмана называлась Лесной ввиду того, что там находились частновладельческие склады строительных лесоматериалов.
Посреди территории занимаемой теперь воинской частью, стоял мрачного вида двухэтажный корпус. Когда-то это было место заключения административно-осужденных за небольшие преступления и назы¬валось «Центральным помещением для арестованных». Осужденные пользовались здесь относительной свободой: чтобы они не томились от безделья, их выводили под конвоем на работу по благоустройству города, а также эксплуатировали на разных работах у частных лиц, по особым их заявлениям. Наша большая мельница №2 до сих пор в просторечии именуемая «мельницей Воловича» была построена в 60-х или 70-х годах прошлого века силами арестантов за баснословно дешевую сумму. Мельница эта несколько раз горела, после каждого пожара восстанавливалась и реконструировалась и оставлена нам в полном порядке.

В городе было еще три паровых мельницы: Казакова по ул. Дибровы напротив электроподстанции, Дуд¬ника по улице Ленина (работает она и в настоящее время) и Ровинского, а вокруг города по горизонту маячили, доживая свой век ветряные мельницы.
Обитатели арестного дома назывались арестантами.

Чтобы легко было отличить их от «вольных» людей, им брили головы и на работу выводили в форме, состоящей из стандартного серого халата и кепочки фасона караимки. Здание переоборудовано под общежитие для солдат.

Старые здания под новыми учреждениями

m02

Здание Горисполкома и Кабинета политпросвещения строились одновременно в первом десятилетии на¬шего века. Зооветтехникум – в 1904 году, педагогическое училище тоже в первом десятилетии и явилась достройкой бывшей прогимназии. Все остальное – в XIX веке.

(1) Спирт-сырец поставлял Селиванов из своего винокуренного завода в селе Березовка.
(2) Гостиница «Бристоль» занимала верхний этаж, а внизу размещались: кондитерская Шенгофа, кол¬басные магазины Додатка, гастрономический Стримовского и Бердичевского и ювелирные магазины Гельфанда, Брегмана и Устиловского.

Почта и сберегательная касса

Почта находилась на Первомайской (бывшей Почтовой) улице в двухэтажном доме на южной стороне квартала между улицами Калинина и Горького. В верхнем этаже была квартира начальника, а внизу по¬мещалась почта и при ней сберегательная касса. Сообщения между этажами не было, на второй этаж вела наружная деревянная лестница. Сбережение капитала осуществлялось чрезвычайно просто: вкладчику вы¬давалась книжка, в которую он сам наклеивал покупаемые здесь же сберегательные марки достоинством от 10 копеек до 100 рублей.

До постройки железной дороги через Александрию (1901 г.) посылки и деньги отправлялись на станцию Користовка к почтовому поезду. Почтальон-экспедитор был вооружен револьвером большого калибра системы Смит и Вессон и шашкой артиллерийского образца.

Выписка из переписи 1886 года

Александрия
(результаты подворной переписи Александрийского уезда 1886 года.
Отдел второй. Стр. 42)

m03

Предместья с городом соединялись мостами: на Ингульце – один, а на Березовке – два, но один из них во время разлива затопляется водой.

Состав населения города Александрии (без предместий). Выписка из подворной переписи 1886 года

m04

Население

По переписи 1895 года население города составляло 11848 человек (1596 дворов). Из них:

m05

В числе 11848 человек состоит прислуги – 862 души.
По данным календаря-альманаха на 1912 год население города составляло 16000 человек.
По данным «Всеобщего русского календаря» на 1919 год население равнялось уже 20500 человек.

Учреждения

По данным Херсонского губернского статистического комитета на 1895 год в Александрии значатся такие учреждения:

1. Полицейское управление
2. Канцелярия предводителя дворянства и дворянская опека
3. Уездный съезд
4. Уездное по воинской повинности присутствие
5. Уездный распорядительный комитет
6. Уездное тюремное отделение
7. Уездное казначейство
8. Уездное податное присутствие
9. Управление акцизных сборов
10. Уездное по питейным делам присутствие
11. Уездный комитет Общества Красного креста
12. Лесничество
13. Уездная земская управа
14. Городская управа
15. Пожарная команда
16. Мещанская управа
17. Сиротский суд
18. Ремесленная управа
19. Камера городского суда
20. Земская больница (65 кроватей)
21. Военный лазарет (24 кровати)
22. Тюремная больница (10 кроватей)
23. Вольная аптека, аптекарских магазинов – 2
24. Городской и уездный врач, вольнопрактикующих врачей – 2, дантист – 1, акушеров – 4, фельдшеров – 6, фельдшерица – 1.
25. Городской приют для призреваемых
26. Клуб, частный театр, бульвар, тюрьма
27. Центральное помещение для арестованных
28. Книжных лавок – 2
29. Библиотек – 2
30. Типография
31. Метеорологическая станция
32. Почтово-телеграфная контора и при ней сберегательная касса
33. Казенная и земская конно-почтовые станции
34. Городской общественный банк
35. Агентство страховых обществ – 11
36. Нотариальная контора
37. Гостиниц- 3, постоялых дворов – 5
38. Мостов – 3
39. Церквей православных – 2 (Николаевская и Собор)
40. Еврейская синагога – 1 и молитвенных домов – 3.

Предприятия

Заводы:

Пивоваренный
Кирпичных 5
Салотопный
Воскосвечный
Искусственных минеральных вод 2
Уксусный
Прянично-конфетный
Кишечный
Мыловаренный
Маслобойки 2
Мельницы паровые 2
Мельницы конные 2
Мельницы ветряные 31
Ватное заведение,
известковые печи 2

Мастерские:

Ювелирные и часовые 5
Слесарные 6
Кузнечные 5
Жестяные 4
Столярные 6
Бондарные 4
Экипажные 2
Колесные 3
Малярные 2
Портняжные 12
Сапожные 18
Картузные 6
Красильные 2
Пекарни 5
Прачечная 1

Склады

Лесные 4
Керосиновые 3
Земледельческих орудий 3
Вина и спирта 3
Мешков 1
Хлебных амбаров 22

Магазины

Мануфактурных 12
Галантерейных 21
Пищевых продуктов 21
Бакалейных 40
Прочих 17
Ресторанов 2
Трактиров 22

Все приведенные выше данные относятся к 1895 году.

Помещенные в статистических данных термины «завод» и «мастерская», конечно, не следует понимать в их теперешнем значении. За исключением нескольких предприятий, как, например, пивоваренный завод, кирпичный завод, завод искусственных минеральных вод, в большинстве это были мелкие, кустарные домашние предприятия, весь штат которых состоял из хозяина и нескольких подручных мастеров и подмастерьев при непременном мальчике-ученике. Иногда штат такого завода состоял исключительно из членов одной семьи

Церкви и синагоги

Православных церквей в городе было всего пять:

      1. Николаевская деревянная, построенная в 1759 году, сгорела в 1797 году от удара молнии. В 1799 году на том же месте построена новая, тоже деревянная церковь (разрушена в 1934 году).
      2. Собор – закончен постройкой в 1848 году, строился 8 лет, (разрушен в 1935 году).
      3. Покровская церковь, построена в 1896 году (разрушена в 1936 году).
      4. Ученическая утепленная церковь по ул. Свердлова, построена в первом десятилетии нашего века, обслуживала учащихся гимназий и городского училища. Теперь там помещаются учебные мастерские училища механизации сельского хозяйства.
      5. Кладбищенская небольшая церковь находилась на первом городском кладбище (разрушена в 1937 году).

В здании, занимаемом кинотеатром им. 1 Мая, находилась еврейская синагога «Бешмедрис».
Во дворе кинотеатра также была синагога, которая называлась «Большой синагогой». Это здание было 2-х этажным, а в 1954 году перестроено в трехэтажное и приспособлено для классов и общежития училища механизации с/х.
Третья синагога «Хабад» находилась по ул. Дибровы между сберкассой и ателье мод. В период между революцией 1917 года и войной 1941 года там помещался кинотеатр, а в 1943 году здание взорвано немцами и от него не осталось и следа.
Кроме трех синагог в городе было еще три молельных дома.
В доме, занимаемом ныне сберкассой, находилась еврейская бесплатная школа для детей-сирот и называлась она «Талмуд-Тора». Во дворе при этой школе находилась пекарня, в которой изготовлялась маца (опресноки).

Старая больница

Построенная еще в 18 столетии, занимала квартал между улицами К. Либкнехта и Семашко. Состояла она из нескольких глинобитных строений, в которых находилось всего 55 кроватей. Обслуживали ее несколько фельдшеров под общим руководством одного врача, который считался не только городским, но и уездным врачом. К концу 19 века строения пришли в окончательную негодность и вместо них Земством были построены новые кирпичные корпуса, которые стоят и в нынешнее время.
В 50-х годах нашего века территория больницы расширилась за счет прилегающего квартала вплоть до улицы Горького и возведены 2 новых корпуса: в 2 и 4 этажа, а также двухэтажный корпус детской больницы.
Вторая небольшая больница помещалась в одном двухэтажном здании на площади Революции и северо-восточном углу Красноармейской улицы. Ликвидирована в конце 19-го века с постройкой новой земской больницы.

Лесничество

Лесничество помещалось в том здании по Свердловской улице, где и теперь. Там же была и квартира лесничего Сергея Яковлевича Шахуянца.

Городские кладбища

Квартал, в котором теперь расположен автопарк, раньше занимало первое городское кладбище. Огорожено оно было неглубоким рвом и валом, густо заросшим колючей дерезой. Насколько неприглядна по своей первобытности была внешняя огорожа кладбища, настолько живописно было внутри огорожи, украшенное художественными скульптурными памятниками, мраморными надгробиями и склепами. Закрыто оно в начале тридцатых годов нашего века. Тогда же было открыто второе городское кладбище на восток от железной дороги, за переездом и закрыто в 1960 году, просуществовав всего около 28 лет. Третье городское кладбище открыто в 1960 году на северной окраине города за железнодорожной линией.

Недалеко от второго кладбища находится небольшой курган – общая могила, в которой в 1932-1933году похоронены умершие от голодовки.

Зимний театр

На месте нынешнего Дома Культуры Электротехнического завода стоял когда-то деревянный театр, построенный еще во второй половине прошлого столетия неким Штимбергом. В 1900 году на этом же месте Штимберг выстроил новое здание каменное по образцу театров больших городов. Ложи в нижнем ярусе обтянуты бархатом, второй ярус состоял также из лож, но без бархата, а в третьем ярусе находились «сидячие» и «стоячие» места галерки и балкона.

Новый владелец Чибисов заменил керосиновое освещение газовым, а в 1906 году – электрическим. Театр был вполне благоустроенный и получил заслуженное одобрение приезжавших в Александрию крупных артистов.

Постоянной труппы театр, конечно, не имел. Приезжали на гастроли артисты не только из губернских городов, но и из столичных императорских театров. В 1906 году здесь была Яблочкина, потомственная артистка, отдавшая сцене всю свою долгую жизнь (1866-1964г.г.)

В 1910 году побывал здесь Мамонт-Дальский, бесславно погибший от случайности в 1918 году: неожиданно покинув сцену в Императорском театре, он возглавил группу анархистов, начав разгульную жизнь и разбился, выпав из трамвая.

Приезжали Орленьев и братья Адельгеймы, московские оперы Медведева и Шумского, знаменитая хоровая капелла Славянского. Частыми гостями сцены были украинские артисты: Садовский, Саксаганский, Карпенко-Карый, М. Заньковецкая.

Заезжали сюда и захудалые труппы разных провинциальных антрепренеров и иногда надолго засиживались в городе, не имея денег на выезд в дальнейшие скитания.

Среди населения города были свои таланты – артисты, музыканты и певцы, участвовавшие в концертах, которые устраивались исключительно с благотворительной целью: в помощь голодающим от неурожая губерниям; на борьбу с туберкулезом; в помощь нуждающимся учащимся и т. д. В моем архиве сохранилась программа одного из таких концертов в 1913 году.

m06
m07

Устраивались концерты по случаю каких-либо торжеств и памятных дней. Так, в 1911 году отмечалось 50-летие со дня смерти Т.Г.Шевченко, а в 1914 году – 100-летие со дня его рождения.

Из местных «доморощенных» участников концертов вспоминаются: артисты Ф.И. Павлов, М.А. Бачинский, Л.Будак, скрипач И. Мицельмахер, певцы Н.Ю. Смецкой, Ф.Н. Мержанов, А.А. Гембаржевская, М.А. Гринчевская.

В свободные от гастролей и концертов периоды в театре демонстрировались кинокартины.

Вспоминая о театре, хочется упомянуть о старейшем его работнике Борисе Соломоновиче Александровском, который всю жизнь с малых лет без перерыва проработал в театре по административно-хозяйственной части, награжден почетными грамотами и сейчас не оставляет работу, несмотря на преклонный возраст (1888 год рождения)

Летний театр находился во дворе типографии. Там же был небольшой сад и ресторан.

Первый кинотеатр

Рядом с теперешней редакцией газеты «Ленинский прапор» стояло деревянное строение первого кинотеатра, называвшегося тогда биоскопом или иллюзионом. Сеансы сопровождались музыкой – скрипка и пианино и состояли, как правило, из трех картин: драмы, комической и видовой. Музыка всегда соответствовала характеру картины. Владельцем кинотеатра был предприимчивый коммерсант по фамилии Мознаим.

Ингулец, в то время еще не утративший характера настоящей реки, обслуживал любителей природы и спорта. Было 3 лодочных прокатных станции, на лодках можно было подниматься вверх до Войновки и любоваться живописными скалистыми берегами. Зимой у первого моста устраивался каток для конькобежцев. По праздникам играл духовой оркестр.

Бульвар и «топталовка»

Местом вечерних прогулок молодежи служил «бульвар», как тогда назывался теперешний садик по Первомайской улице между Исполкомом и Домом Культуры. По вечерам там играл оркестр духовой музыки. Центральная аллея называлась «Главной», а боковые – темными, так как фонарей там не было. На аллеях стояли деревянные, вкопанные в землю скамейки. Бульварные завсегдатаи присвоили аллеям названия: «Главная», «Второстепенная» (перекрестная) и «Мещанские» (4 боковые аллеи). На бульваре был первоклассный ресторан Пассека. Там же был и кегельбан, то есть игра в кегли, состоящая в следующем: деревянный шар размером в футбольный мяч от толчка играющего катился по дощатому настилу шириной около полуметра и длиной 10-15 метров на площадку, на которой в определенном порядке расставлены фигуры – точные подобия шахматных фигур и по количеству сбитых шаром кеглей засчитывались очки. В то время бульвар был несколько меньше теперешнего, так как улица Свердлова доходила вплотную до улицы Ленина.
Зимой место вечерних прогулок переходило на южную сторону Первомайской улицы в пределах одного квартала между Октябрьской и Пролетарской улицами. Тротуар там довольно узкий, но “топтались» там потому, что в этом квартале сосредоточены были кондитерские, фруктовые и гастрономические магазины. «Топтались», впрочем, не только по тротуару, но и по самой улице; это было совершенно безопасно, так как движение транспорта не было ощутимо.

Дворец пионеров

На северо-восточном углу улицы Дибровы, при пересечении ее с Октябрьской улицей, стояло капитальное двухэтажное здание купца Соболева. В нижнем этаже в просторном зале помещался магазин мануфактурных товаров. Верхний этаж был занят апартаментами бездетного купца и его супруги. Во дворе помещалось общежитие штата служащих, а также амбары и подвалы для складов товаров, которыми снабжался весь уезд. Склады стоят и поныне.

С установлением советской власти купца не стало, а дом его был превращен в замечательный дворец пионеров. На его месте теперь стоит многоквартирный жилой дом.

Универмаг стоит на месте бывшего обувного и посудного магазина Грановского.

Швейная фабрика (Октябрьская улица) стоит на месте бывшего железно-скобяного и хозяйственного магазина крупного купца З.М.Аркина, который кроме большого магазина еще имел полукустарную конфетную фабрику, находившуюся около братской могилы, а также мыловаренный завод и ситценабивную фабрику по Октябрьской улице напротив тюрьмы.

Квартал, в котором находится братская могила был застроен не полностью, и там был небольшой садик, который назывался «собачьим бульварчиком». В зимнее время детвора использовала курган как горку для катания на саночках и коньках. Незадолго до Отечественной войны 1941-1945 г.г. в середине садика было построено двухэтажное здание детских яслей. Во время войны это здание было разрушено.

Учебные заведения

По переписи 1895 года значится:

Женская 4-х классная прогимназия 118 девочек
Уездное 3-х классное училище 90 мальчиков
Городских начальных училищ – 3 140 мальчиков
Церковно-приходская школа 34 мальчика20 девочек
Школа грамоты 44 мальчика7 девочек
Воскресная школа от 35 до 70 человек

В первом же десятилетии нашего века произошли следующие перемены: женская 4-х классная прогимна¬зия, основанная в 1873 году, преобразована в 1905 году в полную 7-ми классную гимназию с дополни¬тельным восьмым педагогическим классом. Открылась частная женская гимназия Сокальской в доме Яковлевой, на северно-западном углу Первомайской и Шевченковской улиц. Основана в 1904 году муж¬ская классическая гимназия. Уездное 3-хклассное училище преобразовано в городское 4-хклассное учи¬лище. Открылась учительская семинария. Значительно увеличился контингент учащихся в начальных школах.

До открытия мужской гимназии и учительской семинарии и преобразования прогимназии в полную жен¬скую гимназию, то есть до революции 1905 года, в городе было только два средних (по тому времени) учебных заведения, в которые принимались окончившие 3-хлетнюю начальную школу: уездное 3-хкласс¬ное училище для мальчиков или женскую прогимназию. Общая же масса населения ограничивала свое обра¬зование начальной школой. Учащиеся и выпускники уездного училища и прогимназии представляли тогда интеллигентную молодежь так называемого «третьего сословия». Юноши шли в писари, писцы и письмоводители с перспективами продвижения по служебной лестнице в чиновные классы или в учителя сельских школ, куда уходило и большинство девушек. Учащимся гимназии была присвоена обязательная форменная одежда: фуражка синего сукна с белым кантом и гербом «АМГ», темно-серого цвета брюки и блуза с пятью белыми металлическими пуговицами, под кожаным поясом с медной бляхой и светло-серого цвета шинель офицерского покроя. Фуражка была обязательна круглый год. Шапки вообще не допускались. В холодную погоду разрешалось пользоваться башлыком, который в полустоячем положении обматывался вокруг шеи, на голову же башлык надевать не разрешалось.
Парадной формой у гимназистов был сюртук синего сукна длиною до колен с девятью белыми металлическими пуговицами и стоячим воротником, обшитым серебряным галуном. Сюртук этот назывался почему-то мундиром.

У гимназисток форма состояла из стандартного покроя платья коричневого цвета и черного передника с нагрудником. Пальто и головные уборы строго установлены не были, это просто регулировалось классными дамами (воспитательницами), в соответствии с существующими, неписаными правилами благоприличия. На шапочках или шляпках укреплялся герб «АЖГ». В парадных случаях черный передник заменялся белым. Белый кружевной воротничок был обязательным.

Ученики городского 4-хкласного училища имели только герб «АГУ» и поясную медную бляху с теми же инициалами, форменной же одежды не было.

В народный школах обучение было бесплатно, в гимназиях же взималась плата «за правоучение»: 75 руб. в мужской и 60 рублей в женской гимназии в год.

К 1917 году в Александрии было 7 городских и 2 церковно-приходские школы, с 3-х летним курсом обу¬чения. Школы принято было называть по фамилиям заведующих ими.

1. Школа А. В. Бачинского помещалась в здании нынешнего военкомата в доме, принадлежавшем Ев¬стафьеву, по Шевченковской улице.

2. Школа И. А. Чиркина находилась на улице 20-летие Октября в доме Бельского, сперва арендованном у него, а затем подаренном городу. В 1910 году Городская управа там же построила взамен старого новое двухэтажное здание – ныне школа № 4. Домик же, где жил Чиркин, стоит и поныне.

3. Школа М.С. Пальковского находилась по улице Дибровы на южной стороне квартала между улицами Семашко и Карла Либкнехта.

4. Школа И. Л. Волотковского помещалась по Свердловской улице в здании, занимаемом теперь тубдис¬пансером. Там же была квартира учителя. Здание принадлежало городу.

5. Школа «Алексеевская» – шестикомплектная, ныне школа № 6. Построена в 1910 году на базе бывшей там маленькой школы, помещавшейся всего в одной комнате. Заведовал школой Николай Григорьевич Штокфиш.

6. Школа «Березовская» – ныне школа № 3 по Кременчугской улице. Заведовала школой Софья Василь¬евна Войнович.

7. Школа «Петровская» – ныне школа № 8 за железнодорожным мостом. Заведовал школой Будак.

Церковно-приходские школы находились при Соборе и Николаевской церкви.

Афанасию Васильевичу Бачинскому (годы жизни 1852-1934, годы учительствования 1874-1924) и Ивану Алексеевичу Чиркину (годы жизни 1863-1944, годы учительствования 1883-1933) присвоено звание Ге¬роя Труда и утверждена персональная пенсия.

Попечительство о трезвости

Существовало учреждение под названием «Попечительство о народной трезвости». В его ведении были бесплатные библиотеки-читальни, чайные, где продавался только чай с неложными закусками, вечерние школы для неграмотных и чтения популярно-просветительной литературы с «волшебным фонарем» или «туманными картинами». Устройство фонаря было довольно несложное: в металлической коробке помещались сильная керосиновая лампа. В конце коробки – увеличительное стекло, между ними вставлялась художественно выполненная на стекле картина в красках. Картина отражалась на экране, как в кино. Картины были красочны и очень ярки, туманными же их называли, вероятно, потому что сноп света между фонарем и экраном был не прозрачен, напоминал туман. По ходу чтения картины менялись. Так, например, в «Сказке о рыбаке и рыбке» имелось двенадцать картин. В то время такие чтения пользовались большим успехом, так как кинотеатров еще не было.
В чайной чай подавался не в стаканах, как теперь, а несколько иначе: клиент, заказывая «пару чая» и на подносе ему подавалось два чайника, один на другом – в верхнем (маленьком) – заварка, а в нижнем (емкостью в 6 стаканов) – кипяток, стакан с блюдцем и два куска сахара. Стоило это 5 копеек, причем дополнительный кипяток отпускался уже бесплатно.

Старая баня

На месте теперешней бани был пустырь, на котором ежегодно располагались государственный цирки и карусель. Старая же баня, находившаяся по Октябрьской улице возле моста через речку Березовку, построенная в прошлом веке, состояла из двух отделений: общей и дворянской. На дверях общей бани была предупреждающая табличка: «Сегодня за деньги, а завтра в долг», а на дверях дворянской – «Деньги и золотые вещи отдавайте хозяину Нута Сальман». Дворянское отделение отличалось от общего относительным комфортом: в предбаннике был положен более плотный слой соломы, поверх которой положены рогожные коврики, вместо скамеек стояли диваны, к услугам клиентов состоял банщик, который не только помогал мыться, но и был неплохим массажистом.

Извозчичьи биржи

Автотранспорта тогда еще не было, появился, правда, у одного предприимчивого немца (Бредау) легковой четырехместный автомобиль, на котором он возил пассажиров на станцию Користовка, но просуществовал он недолго – предприятие оказалось нерентабельным. Городской транспорт представляли извозчики. Было две извозчичьи биржи, так назывались стоянки извозчиков: одноконная – возле нынешнего ателье мод по Октябрьской улице и пароконная – около Госбанка по Первомайской улице. Правилами благоприличия извозчикам предписывалось, находясь на бирже, сидеть на козлах. Однако правило это никогда не соблюдалось. Обычно, повесив к голове лошади шаньку с зерном, извозчики собирались в кучу и, либо, играли в карты, либо просто вели беседу в ожидании клиентуры. Если требовалось обеспечить себя поездкой на станцию Користовка к ночному или раннему утреннему поезду, человек шел заблаговременно на биржу и договаривался с извозчиком, указав ему свой адрес и время выезда. В виде гарантии получал от извозчика его металлический номер или же один рубль наличными. В пределах города поездка осуществлялась просто.

Конно-почтовые станции

Для служебных поездок на дальние расстояния существовали конно-почтовые станции с колокольчиками, привязанными к дышлам. Земская конно-почтовая станция находилась во дворе при доме, где сейчас находится контора Райпотребсоюза и служила для поездок в пределах уезда по разным делам: строительство и ремонт земских школ, больниц, дорог, мостов и т.п. Для поездок же за пределы уезда существовала казенная конно-почтовая станция.

Когда у коллежского регистратора Феодосия Стройникова в апреле 1855 года возникла надобность в поездке в губернский город Херсон, он написал гусиным пером в александрийское казначейство прошение: “Имею честь покорнейше просить выдать мне подорожную от города Александрии до Херсона и обратно для взыскания на почтовых по две лошади с телегой с будущим. Для сего представляю при сем по числу 593 с половиной верст поверстных пять рублей 93 ½ коп., всего шесть рублей 23 ½ копеек серебром» (выражение «с будущим» означает право провоза с собой еще кого-либо).

Железная дорога

Железная дорога между Користовкой и Пятихатками через Александрию строилась около 1900 года. Экскаваторов, бульдозеров, механизированного транспорта тогда еще не существовало, всю работу выполняли человеческая и лошадиная сила. Работали так называемые «грабари». Тысячи низкорослых крепких лошадок тащили по полкубометра земли в повозках с разборными кузовами. Грабари копали грунт, делая углубление в одном месте и возводя многометровые насыпи в другом. Их было так много, что издали картина напоминала развороченный муравейник.

В 1901 году пошли поезда. Пассажирские поезда состояли из вагонов трех классов с соответствующей наружной окраской: вагоны 3-го класса (жесткие) – зеленого цвета, 2-го класса – желтого цвета с мягкими диванами, обтянутыми серым сукном, и 1-го класса – синего цвета с диванами, обтянутыми бархатом. Освещались вагоны стеариновыми свечами.

Связь между кондукторами и машинистом паровоза осуществлялась путем обыкновенной, протянутой вдоль всего поезда веревки, державшейся на специально приделанных на внешней стороне вагона крючках.

На железнодорожных станциях залы ожидания делились на две категории: «зал 1-го и 2-го класса» и «зал 3-го класса». Поезда отправлялись после 3-го звонка.

Торговля

Крупные магазины были сосредоточены на Октябрьской и частично по Первомайской улицам, причем количество магазинов было значительно больше, чем теперь. Почти в каждом квартале были и лавочки – универмаги, в которых имелось все необходимое для хозяев: от сахара до керосина. В них широко практиковался кредит. Помимо торговли в магазинах и на базаре существовала также торговля вразнос и вразвоз, сопровождаемая монотонными выкриками: «бабы, глины», «вугилля», то-есть белая глина для побелки домов и древесный уголь для самоваров. «Точить ножи, ножницы», «сахарное мороженное», «кастрюли, ведра починяем», «старые вещи покупаем» и т.д. Собиратели тряпок снабжали детвору блестящими «драгоценностями» за сданое тряпье. Ходили по дворам китайцы с громадными тюками шелковой чесучи за спиной и железным аршином в руках, армяне с кавказскими шерстяными тканями и сырами. Надоедали цыганки-гадалки, шарманщики с очень ограниченным репертуаром и душераздирающими звуками расстроенных шарманок, цыгане с дрессированными медведями и обезьянками в детских платьях, разные проходимцы с попугаями, которые за 3 копейки открывали тайны вашего будущего, изложенного в самых радужных красках.

По установленному порядку в 5 часов вечера на Октябрьской улице раздавались пронзительные свистки городовых (полицейских), сопровождавшиеся грохотом опускаемых железных гофрированных штор на окнах и дверях магазинов. Торговля товарами прекращалась. Оставались открытыми до неопределенного часа гастрономические магазины и кондитерские.

Колбаса или ветчина никогда не отпускались в нескольких кусках или с довесками – это было неприлично. Продавец имел точный глазомер и, если ошибался, то только в сторону увеличения, а не уменьшения против заказанного веса. Обрезки же, состоявшие из разных сортов, продавались по пониженной цене, что было очень удобно для людей неимущих.

Деньги в обращении

В обращении были такие деньги:

Медные – ¼ копейки, ½ копейки (полушка), 1 копейка, 2 копейки (семишник), 3 копейки – гривна или алтын, 5 копеек – пятак. Серебряные: 5 копеек – пятачок, 10 копеек – гривенник, 15 копеек – злот или пятиалтынный, 20 копеек – двухгривенный, 25 копеек – четвертак, 50 копеек – полтинник, 1 рубль – целковый. Золотые: 5 рублей – полуимпериал, 10 рублей – империал. Бумажные: 1 рубль желтого цвета, 3 рубля зеленого цвета, 5 рублей – синие, 10 рублей – красные, 25 рублей – радужного цвета с изображением Александра III, 50 рублей с изображением Николая I, 100 рублей с изображением Екатерины II и 500 рублей с изображением Петра I.

В государственных учреждениях до русско-японской войны жалованье выплачивалось очень часто золотом. Ценность золотой пятерки или десятки была очень велика, а по размеру они соответствовали 2 и 3 копейкам, легко их было потерять и потому люди, существовавшие только на зарплату, стремились поскорее их разменять на бумажные, как более удобные для хранения и обращения деньги. Жалованье выплачивалось один раз в месяц, точно 20-го числа.

Существовали золотые монеты и другого достоинства: 1,2,3,7 ½, 15, 20 и 25 рублей, но их можно было увидеть только у крупных коллекционеров или в музеях.

Циклодром

По улице Ленина между улицами Дибровы и Свердлова некоторое время находился циклодром, на котором соревновались велосипедисты. Собственников велосипедов было немного, так как велосипед в то время стоил 120 – 160 рублей многие спортсмены пользовались услугами прокатной станции. Велосипеды были иностранных фирм «Дукс» и «Енфильд».

Водокачка

На площади Революции стояла городская паровая водокачка. Там водовозы наполняли свои бочки и развозили воду по домам. Сытая слепая лошадь тащила 50-тиведерную бочку. На передке сидел старик-водовоз с неизменной люлькой в зубах.

Пожарная команда

Пожарное депо находилось в том же помещении, где и теперь, и носило название «пожарной команды». Состояло он из двух брандспойтов, трех пароконных и шести одноконных упряжек с бочками для воды. Место пожара, как и теперь, определялось дежурным по каланче пожарником, по сигналу которого в предельно короткий срок выезжал длинный поезд с брандспойтами и бочками в указанное место. Тревога получалась очень шумная: грохотали по булыжной мостовой колеса, звенели подвязанные к дышлам колокольцы, сливаясь с гулкими ударами церковных колоколов, так как все три церкви звонили в набат, призывая население к участию в тушении пожара. Набат вполне оправдывал себя, так как между любителями зрелищ всегда находились добровольцы, добросовестно вручную качавшие воду из брандспойтов. Воду доставали из городской паровой водокачки, находившейся на площади Революции, а также из ближайших колодцев.
Церкви, кроме своего прямого назначения, обслуживали население сообщением «точного времени» – в ночное время церковные сторожа аккуратно, каждый час отбивали в большой колокол «точное время» по неточным часам. Точность была, конечно, относительная, но все же давала населению возможность в ночное время ориентироваться.

Коротко о бывшем члене Александрийской земской управы Иване Константиновиче Чижевском

Родился в 1865 году. Окончил Псковский Кадетский корпус и артиллерийскую Академию. Служил в Крондштатской крепостной артиллерии, преподавал там физику и математику, а среди солдат и матросов вел просветительную работу, за что был арестован и заключен на три года в Петропавловскую крепость. После заключения сослан в Вологду, откуда по амнистии отправлен на родину в Александрию.

Окончил Одесский университет, получив звание «домашнего учителя». После смерти отца получил наследство и избирательный ценз и был выбран в земство, в котором проработал около 10 лет.

В 1908 году работу в земстве оставил, так как не был утвержден губернатором за то, что голосовал против ассигнования земством средств на содержание охранного отделения. Земская деятельность Ивана Константиновича достаточно отражена в газетах Александрийского земства.

После Октябрьской революции заведовал 7-ми летней школой и преподавал механику в Александрийском с-х техникуме. Собирался переехать в Харьков на преподавательскую работу, но помешала болезнь, от которой он скончался в 1923 году.

Кроме службы всю жизнь занимался астрономией, был членом «Общества любителей мироведения», возглавляемого шлиссельбуржцем Н.А. Морозовым. Статьи Чижевского печатались в «Известиях русского общества любителей мироведения» в 1913-1917 годах. Главные из его статей: «Полосы на больших планетах», «О течениях на поверхности Солнца и Юпитера», «Каналы Марса в связи с вопросом о жизни на нем», «О полярной шапке на Венере». Труды эти находятся в Киевской обсерватории.

Некролог Ивану Константиновичу помещен в № 2 журнала «Мироведение» за 1924 год.

После его смерти дочь Мария Ивановна Морозовская получила в 1924 году от Академии Наук охранную грамоту на библиотеку и жилье, но не использовала эти документы ввиду истечения срока.

В бывшем доме И. К. Чижевского на углу Шевченко и Свердлова теперь помещается районная библиотека.

Ф. Мержанов


Книга взята здесь: http://www.library.alexandriya.com/


Послесловие

Желание выложить книгу Федора Николаевича Мержанова “Александрия до Октябрьской революции 1896-1919 годов” у меня возникло после того, как правообладатели потребовали удалить её с сайта Литературное наследие Александрии. А знаете кто правообладатель? Оказывается не тот, кто эту книгу написал, а тот, кто так часто на неё ссылался, что стал путать своё и колхозное. Вот посмотрите как перетягивается одеяло нашими краеведами. Когда я захотел проилюстрировать книгу фотографией Мержанова, я ввел в поиске по картинкам сначала фамилию автора, а потом название книги. Но вот что мне выдал гугл! Узнаете на второй фотке? Вот такие у нас “краеведы”. Правообладатели, блин! А если попытаться искать Мержанова в общем гугле, вы найдете только тех кто на него ссылается. А самого Мержанова как бы и нет вовсе. Ни в ВИКИ его нет, ни биографии его нет, ни фоток его нет. Только ссылки на его труды. Вот так пройдет еще немного времени и на вопрос, а кто написал “Александрия до Октябрьской революции 1896-1919 годов”? – будут отвечать: – Голобородько, Жахалова, Божко! Эти тоже правообладатели и тоже удаляют то, что им не принадлежит.
m08


Похожие записи


4 Комментариев - “Книга Федора Николаевича Мержанова”

  1. 1
    O6OpOTeHb:

    Буду краток – браво!

  2. 2
    Лука:

    Спасибо за публикацию, люди должны знать историю своего города

  3. 3
    Андрей:

    Спасибо , очень правильно . Если бы еще Никифорова также найти .

  4. 4
    Татьяна:

    Спасибо за ссылку на источник! Скрытая реклама сайта городской Централизованной библиотечной системы. С авторами всех книг, размещенные на нашем сайте (http://www.library.alexandriya.com/index.php?option=com_content&view=article&id=52&Itemid=70) заключены Авторские договора, у других документов – есть ссылки на первоисточники. Читайте! Формат не имеет значение! Культурный, начитанный александриец-культурное государство!


Фотки из прошлого века

Школы, садики, заводы

Век ХХI

Вопросы ребром

Всякое разное интересное

3D рисунки на асфальте

3D рисунки на асфальте
части 6 5 4 3 2 1

Наше Простоквашино

части 5 4 3 2 1 0

Осторожно – водоканал!

Постановление КМУ
Поверка счетчиков - больше не ваша головная боль

часть 12

Мёртвые души в водоканале

часть 11

Осторожно – водоканал!

Люки без крышек

части 12 10 9 8

Новый договор от водоканала - филькина грамота!

часть 7

Осторожно – водоканал!

Грабители с большой дороги

части 6 5 4 3 2 1

Архивы


Остальное в архивах
по месяцам или
в Главном меню

Наши рассказы
не новости
они не стареют

История не окончена

↓КОЛЛАЖИ↓


Oleksa on YouTube


В рифму о разном

Песни про Александрию

Олександрія
Скачать
Олександрійський Вальс
Скачать
Александрия моя
Скачать
Александрия на всегда
Скачать
Мій край - Олександрія
Скачать
Пісня про Олександрію
Скачать
Гімн ФК Олександрія
Скачать

Наш ТОП

Случайное фото

nika06 buh01 02old048 stad07

Историю делаем мы

на верх